Он говорил некоторым близким: "Обратили ли вы внимание на это совпадение: я родился в день праведного Иова. Видимо, мне, как и ему, предстоят страдания".

17 июля 1918 года во втором часу ночи по приказу коменданта дома Ипатьева. Я Юровского Члены Царской Семьи и их приближенные спустились в подвальный этаж, в комнату площадью 7 аршин 8 вершков и 6 аршин 4 вершка (5,33 на 4,45 м). Не было ни слез, ни рыданий. Юровский ввел в комнату расстрельную команду и прочитал приговор. Николай Александрович обернулся к коменданту: "Что? Что?" Тот повторил и отдал приказ расстрелять. Александра Фёдоровна и Великая Княжна Ольга хотели осенить себя крестным знамением, но не успели. Николай Александровичи упал, сраженный несколькими выстрелами в упор. По свидетельству Я. Юровского, оставшихся в живых после первых залпов добивали штыками, кого не смогли штыком - тем он лично стрелял в голову. По его словам, "вся процедура", считаю "проверку" (щупание пулься и т.д.), заняла минут 20".